История семьи: 10 лет репрессий моей мамы в китайской тюрьме

Китаец Ли (имя изменено в целях безопасности*), проживающий в Киеве, не видел свою мать много лет. И не только потому, что они живут за тысячу километров друг от друга ? более 10 лет женщина терпит репрессии в тюрьмах и исправительно-трудовых лагерях в КНР за её приверженность принципу «Истина, Доброта, Терпение». Зная о том, каким пыткам подвергается мать, Ли призывает всех помочь освободить её. Сейчас из-за пыток пожилая женщина находится в критическом состоянии.

Мою маму зовут Ли Юйшу. Ей 62 года. До пенсии она работала секретарём Совета по образованию уезда Мохэ провинции Хэйлунцзян. Имея серьёзные проблемы с желудком, в 1996 году она начала заниматься Фалуньгун, после чего её здоровье восстановилось. Это вдохновило маму продолжить занятия. Она стала следовать основному принципу Фалуньгун «Истина Доброта Терпение», ответственно подходить к работе, помогать другим, перестала принимать взятки, за что была уважаема в коллективе.

 

После начала репрессий в 1999 году, мама, как и миллионы других практикующих Фалуньгун по всей стране, начала обращаться в различные инстанции, включая центральное правительство в Пекине. Она рассказывала о своём положительном опыте и призывала власти пересмотреть решение о запрете Фалуньгун. Из-за апелляций маму сначала оштрафовали, а потом уволили с работы. Но она по-прежнему считала решение запрета Фалуньгун (со стороны властей) ошибочным и не скрывала своих взглядов.

Сначала маму незаконно осудили на один год исправительно-трудового лагеря, а затем в мае 2002 года ? к 12 годам заключения в женской тюрьме города Харбина провинции Хэйлунцзян. Она находится там уже почти 10 лет. За эти годы мама несколько раз передавала сообщения о себе через освободившихся заключенных и местных последователей Фалуньгун. В одном из недавних писем она написала о том, каким пыткам её подвергают в тюрьме, чтобы «преобразовать» мышление и заставить отречься от Фалуньгун.

Подробности о физических и психологических пытках

В тюремной записке, переданной мне, мама написала: «Мы не признавали, что являемся преступниками, и так как нас лишили права на законную апелляцию и справедливый суд, я и ещё более десяти заключённых практикующих Фалуньгун объявили голодовку. Тюремщики, которым начальство поставило конкретные задачи по нашему идеологическому перевоспитанию, пришли в негодование. Они заковывали нас в наручники и заставляли неподвижно стоять с пяти часов утра до восьми вечера. Если мы шевелились, нас жестоко избивали.

Мне сильно повредили левую руку, но, несмотря на это, они продолжали выворачивать мне руки и избивать. Потом они 4 дня подряд по 2 раза на день применяли насильственное кормление с помощью трубки, вставленной через нос в желудок, через которую вливали чесночную настойку, воду пополам с солью или перцовый раствор. Делали это заключённые, которым приказывали охранники. Последние стимулировали первых действовать как можно грубее: затыкали мне нос, выламывали зубы, держали открытым рот по несколько часов. Однажды они вставили трубку мне в трахею. Изо рта пошла кровь, а охранник с усмешкой сказал: “Ты же голодаешь, значит, хочешь умереть, вот сейчас и умрёшь”.

После этого меня перевели в маленькую камеру, где я более 40 дней провела почти без движений, прикованная руками и ногами к железному кольцу бетонного пола. На 40-й день пришёл сотрудник «Офиса 610» и хотел снять меня на видео для телевидения, чтобы показать людям, как они заботливо кормят практикующих Фалунь Дафа. Я не пошла на это.

Позже, с 14 марта 2005 г., в течение полутора месяцев я находилась в камере с пятью заключёнными, в задачу которых входило заставить меня подписать «письмо раскаяния», за что им обещали сократить сроки. Они целыми днями заставляли меня смотреть видеофильмы с клеветой на Фалуньгун, специально сделанные отделом пропаганды. Звук включали на полную громкость. Кроме этого они избивали и оскорбляли меня.

Ещё одной попыткой сломить мою волю было лишение сна. С 25 по 31 мая 2005 года меня привязывали к деревянной скамье и круглосуточно следили. Как только я закрывала глаза, меня сразу же кололи зубочистками, даже вставляли их под веки, били. Этот ад длился семь дней. Я даже сейчас вздрагиваю, когда вспоминаю об этом. Моё лицо от избиений так исказилось, что восстановиться я смогла только через довольно долгое время.

В декабре 2006 года меня обливали ледяной водой, открывали окно и подолгу держали на 30º морозе, сломали на руке два пальца, кололи иглами, тянули за уши, хлестали по лицу, вводили инъекции транквилизатора «Диазепам (валиум)», как сказали заключенные, которые это делали. Они также использовали психологическое давление. Однако все эти репрессивные меры не сломили меня, и я не поменяла своё отношение к Фалуньгун. А за это время, двое из четверых практикующих Фалуньгун, арестованных вместе со мной, умерли от пыток».

Призыв к спасению и поиск убежища в Украине

Последний раз Ли звонил своей матери в тюрьму в сентябре 2009 года, но её не позвали к телефону. В интервью телеканалу NTD он сказал: «Я очень хочу вернуться в Китай, увидеться с мамой, но, к сожалению, это невозможно. Если я туда вернусь, то меня тоже могут заключить в тюрьму и подвергнуть жестоким пыткам.

Я знаю, что за 10 лет заключений и пыток моя мама не отказалось от своих моральных убеждений, более того, в её сердце нет ни злобы, ни ненависти к тем, кто над ней издевается. Она, как и другие практикующие в Китае, не оставившие свою веру, придерживается принципа: не отвечать ударом на удар, руганью на ругань. Она желает всем людям добра. Ей только очень горько, что люди продолжают совершать злодеяния, не думая о последствиях своих преступлений».

В 2009 году китаец вынужден был просить убежища в Украине, поскольку, он, как и его мать, практикует по Фалуньгун. Однако Миграционная служба Украины вначале отказалась даже рассматривать его документы.

Один из защитников Ли считает, что ему отказывают в предоставлении статуса беженца из-за давления китайского посольства в Киеве. В материалах дела имеется письмо из украинского МИДа, в котором указано, что предоставление убежища последователям Фалуньгун является крайне нежелательным, так как это «создаст для КНР очень “опасный прецедент” и приведёт к ухудшению двухсторонних отношений».

«Однако, на самом деле, этот прецедент появился много лет назад. Известно, что с начала репрессий китайским последователям Фалуньгун предоставляют такой статус Канада, США, Германия, Чехия, Австралия и другие страны. А что касается темы двухсторонних отношений с КНР, то у той же Германии и США эти отношения ещё более развиты, но они не торгуют правами человека и человеческой жизнью», ? прокомментировал защитник Ли.

Сегодня Ли надеется, что сможет избежать печальной участи своей мамы, которой пока не в силах помочь правозащитники. Он искренне желает добра украинскому народу. Его сердце наполнено надеждой на то, что репрессии прекратятся и его мать, как и миллионы китайцев, смогут наконец-то обрести свободу.